Эйлиан

Нарготрондский цикл


THE HALLS OF NARGOTHROND

Beloved but forsaken place!
My dream's of seeing you in grace,
Your lofty ceilings, mighty walls,
And all the beauty of your halls:
The gold, and silver, and the light
Of jewels which for every sight
Gave pleasure great. And I am fond
Of lofty halls of Nargothrond.

I'd like to see them once again.
To wander through the Guarded Plain
(And not to fall on its green grass...)
The river by the Ford to pass,
To go straightly to the Gate -
I know for sure which path is straight -
To greet my friends from far beyond
Beneath the domes of Nargothrond.

But naught is left by Time's fell wings.
Two fair golden-haired Kings,
The treasures, arms, and works of craft -
All gone. But all of it I love.
I love the memory of might,
I love the memory of light.
And while I live, the World sure won't
Forget the halls of Nargothrond.

ЧЕРТОГИ НАРГОТРОНДА

Покинут край любимый мой!
Но живы в памяти людской
И стен могучих высота,
И залов древних красота:
Сиянье злата, серебра,
И бликов солнечных игра
В алмазных гранях...Я влюблен
В твои чертоги, Нарготронд.

Я перейти хотел бы вновь
Равнин Хранимых полотно,
(Но не упасть в траву, как враг...)
В брод реку пересечь, и так
К воротам прямиком пройти,
Где после долгого пути
Друзья увидят мой поклон
В твоих чертогах, Нарготронд.

Но время - твой палач, земля.
Два златовласых короля,
Богатства и ремесел пыл -
Исчезло все, что я любил.
Но навсегда со мной теперь
Твой блеск и боль твоих потерь.
Я жив - мир помнить обречен
Твои чертоги, Нарготронд.

Перевод "The Halls of Nargothrond" выполнен Гелиэль. Я случайно нашла его в Интернете и порадовалась: меня уже начинают переводить на родной язык! :-)) Спасибо, Гелиэль, прекрасный перевод! Правда, стихотворение изначально было написано от лица женщины (меня, то есть...)

***

Стоят и смотрят — глаза в глаза.
А под ногами — лед.
Один из них повернет назад,
Другой — навсегда уйдет.

Холодный ветер хлещет тела,
Режет глаза до слез.
Сияет в белом сиянии льда
Золото их волос.

“Должен вернуться кто-то из двух.”
”Отец, возвратись один.”
Ни слова не было сказано вслух —
Прощались отец и сын.

Прости меня, сын, что такую беду
Я на тебя взвалил.”
”Отец, не тревожься, я их поведу,
Я знаю, мне хватит сил.”

“Чтоб увести, еще может хватить, —
Финарфин тогда отвечал, —
Но где взять сил, чтоб проклятым быть
За то, что не совершал?”

Вот так они молча прощались на льду.
”Сын мой…” “Отец, пойми…
Отец, я уйду. Прости — я пойду.”
”Дай же руку мне — вот, возьми!”

Кольцо Двух Змей — королевский герб!
Финарато застыл, недвижим…
”Лордом Дома Финарфина быть тебе —
Так будь же по праву им!

И уходи! Наконец, уходи!
Где взять сил? У меня их нет…”
И долго, долго Финарфин глядит
Ушедшему сыну вслед…


И с какого переляку я ухитрилась написать нижеследующее стихотворение?.. Из песни, конечно, слова не выкинешь, но если не знаете английского - ничего не потеряете... В общем, это меня явно единственный раз в жизни пробило на "сопли".

***

Those hands are not for holding a sword -
Too slender are the fingers.

That hair is not for keeping it
Under a helm -
Too fair it is.

That body is not for bearing an armour -
Too fragile are the shoulders.

Those eyes are not for looking through
The slots of a visor -
Too bright they are.

My King, why have you put
That burden on yourself?


ФИНРОД - АЭГНОРУ

«Брат, в твоем ли голосе страх?
Я люблю ее, слышишь ли, брат мой?»
Фирнвен, «Баллада о Яром Пламени»

Ты в полумраке смотришь на меня
И ждешь решенья, словно приговора.
Вот только жар сердечного огня
Не погасить ни брату, ни сеньору.
Мой младший брат. Мой преданный вассал.
Ты, в первый раз готовый взбунтоваться,
Сейчас боишься сам себе признаться,
Какого приговора ожидал.
Ну что ж, молчи. Ты знаешь, Айканар,
Что выбора Судьба не даровала:
Вас разметает гибельный пожар,
А времени осталось слишком мало.
Но как же больно самому себе
В недолгом счастье отказать решиться!
Сеньору-брату проще подчиниться.
Но нет - не волен я в твоей судьбе.
Как знаешь сам, решай, твори, живи -
Не мне судить сердечные веленья:
Я тоже отказался от любви…
Ну что ж, ты принял горькое решенье.
Тебе - навек Чертогов тишина,
Ей - путь в мирах, а мне - тоска земная.
Ты выбрал, брат. Я выбор принимаю.
Вот только примет ли его она?..
Как ясно вижу я в твоих глазах,
Что скоро ветер пепел твой развеет…
Что ты погибнешь в северных горах,
А я к тебе на помощь не успею…
Кто может заглянуть за окоем,
Остаться мудрым в мире искаженном?..
Но знаю я, что в Арде Возрожденной
Мы вновь своих любимых обретем.


ПЕРЕДАЧА КОРОНЫ

Брат мой Ородрет, на что я тебя обрекаю?
Ты остаешься заложником клятвы чужой.
Что же я делаю, что ж я судьбе потакаю?
Брат мой Ородрет, на что я тебя обрекаю,
Брат мой последний, единственный ныне живой.

Если звезда упадет, ей уже не подняться.
Капли душистой росы и задумчивый смех...
Только, братишка, ты больше не сможешь смеяться.
Если звезда упадет, ей уже не подняться.
Тот, кто остался один - отвечает за всех.

То, что сказать я хотел бы, не скажешь словами.
Воля и разум поссорились - оба - со мной.
Я не хочу оставаться - прости меня - с вами.
То, что сказать я хотел бы - не скажешь словами.
Звездам упавшим не хочется спорить с судьбой.


ПОЕДИНОК ФИНРОДА С САУРОНОМ NEW

Эйлиан, Гакхан

Дуэт написан к мистериальной игре "Песнь об Освобождении - 2004". Слова Финрода написаны Эйлиан, слова Саурона - Гакханом. Музыка и аккорды полностью принадлежат Гакхану, аранжировка выполнена на синтезаторе Ириной Рамендик.

Саурон:

Когда приходит ночь, съедает душу тьма.
На месте сада встанут плаха и тюрьма,
Тогда погощиком рабам послужит месть.
Звериной стае неизвестно слово "Честь".
Забудьте долг - он не защита от меча.
Забудьте свет - он не спасет от палача.
Нет утешения в торжественных словах,
Когда вползает в душу первобытный страх.

Am B Am B Am B Am B

Am F Am F G
Am F C
D Am F G
F Em Am F G
F G E Am
F G E Am
F D
F G Am

Финрод:

Птица
Разворачивает крылья над ручьем.
Ночь глядится,
Словно в зеркало, в озерный окоем.
Над землею
Песня ночи и дыхание ветров.
Жду покоя
В переливах, в перепевах дивных снов.



Am
Dm E Am
F
G E Am
A7
Dm
E
F E Am

Саурон:

Ты долго жил, не зная боли, и забыл:
Покой возможен только в холоде могил.
Покуда вечный сумрак сердце не оплел,
Тебе достанутся лишь ненависть и боль.
В горниле злобы чувства станут, как ножи.
Так закаляется броня твоей души.
А если ненависти нет - ты просто раб!
Таков удел того, кто духом слишком слаб.



Am F Am F G
Am F C
D Am F G
F Em Am F G
F G E Am
F G E Am
F D
F G Am

Финрод:

Поднялись над снежным холмом белоснежные крылья,
Внизу остаются забытые стены тюрьмы.
Не властен над белою птицею холод зимы,
И боль утихает, и сумрак и злоба бессильны.
Последним пределом пылает на небе закат,
И ясно видны облака на седом небосклоне.
Пускай в опустевшем узилище ветер застонет,
Но птица уже никогда не вернется назад.



Am H7 Dm E
F G
F D7
F E Am
H7 E
A7 Dm
G C E A7
D F E Am

Саурон:

Взглянув вокруг, увидишь - нет тюрьме конца.
Метаться попусту - забава для глупца.
Вовек оковы не спадут с твоей руки.
Кругом всегда одни решетки и замки.
Век беспорядка и свободы миновал.
Нельзя сбежать, когда весь мир тюрьмою стал.
Вам, вечным узникам, нет участи иной -
Смирись с тюрьмой. Дыши тюрьмой. Живи тюрьмой.



Am F Am F G
Am F C
D Am F G
F Em Am F G
F G E Am
F G E Am
F D
F G Am

Финрод:

Над городом - веселый гомон птиц,
Тепло и свет живут в его домах.
И вдалеке, у западных границ,
Все те же звезды светят в небесах.
На западе шумит морской прибой,
И над бескрайней гладью голубой
Свободно реют крылья парусов
У западных жемчужных берегов.



Am D Am
A D H7
Em A Em A
Em A Em A A7
Dm G Dm G
Dm G Dm G E7
Am D Am D
Am D E

Саурон:

Там позже воины, оружием звеня,
Судили по закону крови и огня.
Пьянил отступников сердца недолгий бой,
И исчезал кровавый берег за кормой.

Финрод:

Я пред тобою в откровенности стою,
Я не могу не петь о том, о чем пою,

Финрод и Саурон:

И алым блеском среди памяти своей (твоей)
Я вижу зарево горящих кораблей,
Я вижу кровь на острие стальных клинков,
Я вижу смерть среди оскала вечных льдов,
Среди предательства, обмана и войны
Растают в пламени серебряные сны.

Саурон:

Восточный берег видел, как у черных скал
По белоснежным парусам огонь бежал.
Братоубийцы, уничтожив корабли,
Ушли от света. Шли во тьму. И вот - пришли.



Am F Am F G
Am F C
D Am F G
F Em Am F G



F G E Am
F G E Am



F D
F G Am
Am F Am F G
Am F C
D Am F G
F Em Am F G



F G E Am
F G E Am
F D
F G Am


ПРОЩАНИЕ БЕРЕНА С ФИНРОДОМ

(Ответ на "Смерть Финрода" Эсвет)

Фиолетовый вечеp склонился над чеpной башней.
Я не помню, коpоль, ответ на твои вопpосы...
Я не знаю, взапpавдy ль наши надежды напpасны.
Hо я помню, помню, как пахнyт pосы.
Пахнyт pосы в зелено-седом Доpиате
Hа pассвете, когда она пpибегала.
Hеyжели за этy память пpишла pасплата?
Да, коpоль, надежды и вечной любви - мало.
Ты носил венец Коpоля Hолдоp,
Я - наследник людского пpавителя, сам - изгнанник.
Мы - геpои? Смешно! Захлебнется в кpови гоpдость,
И останется только память... сотpется память.
Знаешь, коpоль, я уже не хочy быть геpоем.
Я хочy только жить... Hо и этого мне не бyдет.
Для чего мы надежды, мечты и любовь стpоим?
Эти глyпые эльфы, глyпые люди!
...Потеpпи, коpоль, эта боль пpекpатится скоpо.
Я-то видел, я знаю - такие pаны не лечат.
Пpедо мной, в кpови и потy - Коpоль Hолдоp?
Ради жалких мгновений смеpтного искалечен?
Что-то здесь не так... Да о чем я? Совсем спятил?
Рвется память, и разум вот-вот покинет.
Кто за нашy боль, кто за наши слезы заплатит?
Потеpпи, коpоль, это скоpо... Ты слышишь? Финpод!..


Эйлиан, Анжела, Даркмур

* * *

(колыбельная самому себе)

High's the fee.
Soon my spirit will return.
Welcome, dawn,
Your light will take me home.

"Blind Guardian"

Я закрою глаза,
И роса на ресницы мне ляжет.
Осень спутает листья
И светлые пряди волос.
В звездном поле застынет
Ночная небесная сажа
И укроет дорогу
Потерь, обретений и грез...

Без меня пролетят
Над землею часы и минуты,
Без меня будет падать
На землю улыбчивый дождь.
Без меня будут сниться
Туманные дали кому-то,
Без меня ты, земля моя,
Тенью в легенды уйдешь.

Но однажды придет
Мне пора и желанье проснуться.
Я открою глаза
И пойму: этот сон - наяву.
И тогда я сумею
Лучам золотым улыбнуться,
И тогда я скажу:
Все свершилось, я снова живу.

Смерти нет, но она ведь
Об этом и вовсе не знает.
Только я, умирая,
По-доброму ей улыбнусь.
Засыпает листва...
Надо мною земля засыпает.
Засыпаю и я.
Ненадолго - и скоро проснусь.


НАРГОТРОНДСКАЯ ПОМИНАЛЬНАЯ

(ака "Жест де Шансон", поется на ту же мелодию, что "Шансон де Жест")

Вот уже и отзвучал поминальный плач,
Нарготронда свет погас, им владеет боль.
Мы виновны пред тобой, но пора пришла
Научиться понимать тебя, наш Король.

Ты сказал бы: "Я не рад, что скорбите вы."
Ты сказал бы: "Радость ваша мне дорога."
Ты сказал бы нам, что смех - это дар Судьбы.
Ты сказал бы, что отчаянье - дар Врага.

О прощении молю через сотни лет,
Слышу голос твой и смех, словно звон струны.
Да, мы предали тебя, но душа поет:
В дивной Арде Энвиньянта мы прощены.

Пусть у каждого останется образ твой,
Что с того, что он различен у всех чуть-чуть?
Все равно ты остаешься самим собой:
Помним мы, каким ты был, нас не обмануть.

Я печалюсь о тебе, но печаль светла,
Потому что и во тьме ты даруешь свет.
Не скорблю я о тебе - боль твоя прошла,
А скорблю я лишь о нас - тебя с нами нет.

В нашей памяти, Король, навсегда живи.
Ты ведь понял, для чего проливаешь кровь:
Ради света и мечты, жизни и любви.
Ты любить нас научил и ушел в любовь.


КОРОЛЬ НАРГОТРОНДА
(ОРОДРЕТ)

Радостным гулом и горестным стоном
От городских ворот
До главного зала, до светлого трона
Полнится Нарготронд.

Отблески света играют на лицах.
Никто не скрывает слез:
Тем, что не чаяли возвратиться,
Все-таки привелось...

Но тот, чей голос звучал так ясно,
Уже не вернется вновь.
Прости, Светлейший, прости, несчастный -
На чьих руках эта кровь?

Гнев поднимается в тронном зале,
Лица и души залив.
И двое виновных у трона встали,
Взглядов не опустив.

Страшнее оружья - исполненный гнева,
Горестный шум молвы:
"Если осмелилась нежная дева,
Почему не осмелились вы?"

И тут же ответ на устах: "Предатели!
Вам наказание - смерть!
Сыновей Феанора помиловать - кстати ли?
Наместник, наместник! Ответь!"

...Белее, чем мрамор, ладони сжаты,
Горечью губы свело,
Стоял Ородрет, и корона брата
Обжигала его чело.

"Прости меня, брат, я тебя слабее, -
Облизал пересохший рот. -
Одной только памятью о тебе я
Не удержу Нарготронд."

А ропот все громче, а голос сорван,
А гнев пьянит, как вино.
И сладкое чувство - как кровь из горла:
"А может, и вправду?.." Но

Видением встала Резня в Альквалондэ
И голос, летящий вслед.
И Ородрет, Король Нарготронда,
Тихо промолвил: "Нет."


ОРОДРЕТ

Как страшно - оставаться одному.
И даже в ветре чудится угроза.
А что с того - ведь ветер сушит слезы.
И, замерев, опять глядеть во тьму
Нет смысла, и опять уходишь в грезы.

Ты - только тень, Владыка Ородрет,
Судьбой, но не насмешливой, испытан.
И кажется в ночи: стучат копыта.
"Ну, наконец-то ты вернулся!" Нет.
Лишь дразнит время строчкой позабытой.


ЗЕРКАЛО

(Ородрет-Финроду)

...Тянусь к тебе - за зеркало - туда,
Где прошлое осталось не у дел.
Нет, я бы не подумал никогда,
Что ты для нас такого захотел.

Ты сам писал на линиях судьбы,
Как на линейках неумелых строк.
Toronya, ты ведь был. Ты вправду - был...
О, ты не знаешь, как я одинок.

Нас, непохожих, золото роднит,
И я ищу в себе твои черты.
Ах, зеркало, мерцающий магнит...
Там - то ли отраженье, то ли ты...


ПРОЩАНИЕ С НАРГОТРОНДОМ

Здесь камень плачет о былом сиянье.
Здесь воды молча продолжают путь.
И время, оказавшись расстояньем,
Меня долой стремится отшвырнуть.

Я тенью по развалинам и скалам
Пришла туда, где раньше знала свет.
Здесь был мой дом. Я здесь не горевала.
Здесь был мой дом. И дома больше нет.

Вода плеснется на руки, как прежде,
Стыдливо отливая серебром.
Но нет уже ни страха, ни надежды...
Здесь был мой дом. Когда-то здесь был дом.

А ныне - только шепчущие тени.
Обломки камня у разбитых врат.
Недвижной грудой где-то в подземелье
Ненужные сокровища лежат.

А я шепчу бессмысленное рондо,
Твержу беззвучно, таю в пустоте:
"Отдать бы все богатства Нарготронда
За золотые блики на воде!"


Возвращение Финрода в Валинор

СОН ЭАРВЕН

Голос мой —
Чайкой над волной:
”Ингольд! Ингольд!”
Штормовой ветер донесет
Брызги с моря.
Облака, зарево, закат…
Где ты, сын мой?
Только смех
Ветра мне в ответ.
Шум прибоя…

Не беда,
Если никогда
Не вернешься.
Штормовой ветер донесет
Брызги с моря…
Но: струной,
Ветром ли, волной
Отзовешься ль?
Арфы звон
Или сердца стон
Успокоив?

Дней и лет
Тягостный рассвет
Догорает.
Штормовой ветер донесет
Брызги с моря…
Тает ночь.
Как тебе помочь?
Я не знаю…
Арфы звон…
Это только сон —
И не боле…

А теперь можно и наяву.
Теплыми звездными вечерами
Снова, кaк прежде, тебя зову.
Знаю, в ответ я услышу: 'Amme…'


* * *

О, Альквалондэ, в чем моя вина?
Я словно прикоснулся к старой ране —
Так больно… И в трепещущем сиянье —
Одна лишь эта боль и тишина.
Моя любовь здесь больше не нужна.
Мой город, если это наказанье
Заслужено, тo я его приму.
Нет сил понять, и все-таки пойму —
Ведь я люблю тебя… И потому
Позволь мне разделить твое страданье…
Нет. Это бессердечное желанье,
Наверное. И я его уйму —
Пусть будет радость в дивных переливах,
Пусть будет свет в возвышенных порывах
По праву недоступными тому,
Кто своевольно поднял взгляд на Тьму.
Любовь моя, приливы и отливы…
В тот страшный час стенаний и страстей
Я проклят был за кровь твоих детей.
В сплетенье перламутровых мотивов —
Дремавший меч — и руки до локтей
В крови родных, заколотых другими.
А мне — навеки — проклятое имя.
И снова кровью бредит тишина.
О, Альквалондэ, в чем моя вина?
О, Альквалондэ, в чем моя вина?..


* * *

Над землей застыл синий полдень.
Облака — кaк белые перья.
Можно горечь ветру доверить,
Можно даже вспоминать — и не вспомнить.

То ли память, тo ли обманом — виденье.
И глаза уставились в небо.
Есть ли она, земля, где ты не был,
Не был в жизни — той, что пocлe возвращенья?

Для тебя — душистые травы,
Синева глаз, небес, рек и моря.
Что тебе в обители горя,
Где запахи пепла и реки кровавые?

Глядишь в синеву поднебесную или
Любимую свою целуешь —
Что ты тоскуешь, что ты тоскуешь
По той земле, где тебя убили?

Ты же знаешь, что с судьбой не поспорить.
Радуйся: дыханье к тебе вернулось.
Снова жизнь тебе улыбнулась.
Но за водами — та земля, где смерть и горе.

И ты опять с бесцельною грустью
Не просишь даже — твердишь, кaк эхо:
'Endore, indo-ninya, nie lehto!'
Сколько ни умоляй — не отпустит.


INYE TYE MELA

Настанет ночь, и ты придешь
Туда, где твой очаг и ложе.
И теплый вечер будет схож
С другим — таким же или схожим:

Дом, дверь, сияющий очаг,
И плащ, отброшенный у входа,
И руки на твоих плечах,
И взор — синее небосвода.

Та, что ждала тебя весь день —
А может, полтысячелетья, —
Свечой в руке разгонит тень,
Улыбкой комнату осветит.

Но задрожит ее рука,
Лаская золотые пряди:
”Как мне помочь тебе?” — “Никак”, —
Прошепчешь, ей в глаза не глядя.

И не призвать и не назвать.
Слова от боли не спасают.
Но знает верные слова
Любовь, что Времени не знает.

И, кажется, — пришел покой,
И все тревоги отгорели.
И нету истины иной,
А только — Inye tye mela.


ПОСЛЕДНЕЕ ПОСВЯЩЕНИЕ ФИНРОДУ ФЕЛАГУНДУ

Снова ласка солнца землю радует
Нежностью последней перед холодом.
Медленно листва на землю падает -
Осень платит миру этим золотом.
День такой прозрачный, как дыхание -
Паутинка в солнечной листве зажглась.
В золотом сиянье увядания
Ты идешь по Осени в последний раз.

Когда ты обрек себя -
От жизни отрекся ли?
Последнею просьбой - отчаянный крик,
Но через страданье
Понять увяданье -
Наверное, правильно...

Что тебе до листьев золотеющих,
Что тебе до пенья этих смертных птиц?
Ты понять пытался мир стареющий -
Удалось ли? Нет? Лишь взгляд из-под ресниц...
Что его краса недолговечная
По сравненью с той, что видеть довелось?
Что его сиянье быстротечное
По сравненью с золотом твоих волос?

Молению этому
Иного ответа нет:
"Люблю" - и надежды смыкается круг.
Последняя милость -
И сердце забилось
Под ласкою осени...

Любишь - а значит, сердце не лжет.
Любишь - знаешь, что тебя ждет.

Разумно ль бессмертному
Ступать в беспросветную
Тьму - обреченности круговорот?
Полюбишь - ответит:
Навеки отметит.
И, может, полюбит сам...

... Ну, вот и все. Горят рябиновые кисти,
И продолжается круговорот.
И ветер Времени уносит листья -
Лишь иногда в них золото блеснет...

...В Валиноре ты проснешься заново,
Цену смерти ты узнаешь только там.
Только эта плата - по карману ли?
Жизнь и смерть друг другу платят по счетам:
Вечным летом, радостью оправленным,
В прошлое отныне сожжены мосты.
Но, блаженством Осени отравленный,
Будешь тосковать о ней всю вечность ты.


Амариэ

ПОЖЕЛАНИЕ ЛУЧШЕГО

Имя твое - пожелание лучшего,
Словно копье, в мое сердце запущено.
Словно стрела с золотым оперением,
Ты принесла в мою душу смятение.
Сладкую боль не могу не почувствовать.
Слезная соль - пожелание лучшего.
Светит звезда над горой поднебесною.
Ты навсегда для меня стала песнею!

Я лишь на лучшее надеяться готов,
Когда над миром разгорается любовь.
Звенит Вселенная единою струной.
Вся радость жизни и любви - в тебе одной!
Так будь со мной!
  Побудь со мной!
    Пребудь со мной!

Сладостный жар по груди разливается.
Волею Чар этот мир изменяется.
Радостью дня, красотой дерзновенною
Ты для меня изменила Вселенную!
Я ощутил глубину бесконечности,
Трепет ветрил и дыхание Вечности!
Здравствуй, любовь - заклинанье певучее,
Слово из слов - пожелание лучшего!

В твоих глазах струится мягкий, теплый свет.
И я навек твоим сиянием согрет.
Ты слышишь - вторит Чарам голос соловья.
Так будем вместе, песня вечная моя!
Да, ты и я!
  И ты, и я.
    И ты, и я...


РОМАНС АМАРИЭ
(Ответ на "Aria of Finrod Felagund" Лоры Бочаровой.)

Шелестит листва, и шумит вода.
Не могу понять слова "никогда".
Не могу понять, как среди снегов
Слово "никогда" входит в плоть и кровь…

Пускай проходят дни, бегут года.
Мне день или столетье - все едино.
Любовь не знает слова "никогда",
И потому она непобедима!
Шумит на поле вешняя вода,
И звезды в небесах - росою млечной.
Любовь не знает слова "никогда",
Любовь бывает только бесконечной!

Шаг через предел, шаг за кромку льда.
Знаю - суждено. Ты уйдешь туда.
Хочешь разделить общую беду…
Только я с тобой вместе не пойду!

Не сделать шаг над пропастью во льдах,
Не разомкнуть смертельные объятья.
Любовь не знает слова "никогда",
Любовь не подчиняется проклятьям!
Я буду ждать тебя, я буду ждать,
Пока самим собою остаешься.
Любовь не знает слова "никогда" -
Я знаю, ты когда-нибудь вернешься!

Через суету, через снег и грусть,
Через пустоту я тебя дождусь.
Через бездну лет, через глыбы льда,
Я тебя дождусь через "никогда"!


ДОМ

Я строю дом из шелка и огня.
Мой мир - молчащее прикосновенье.
Реальностью становится виденье.
Оно не воплотится без меня.

Рисую свет на шелковом окне
И в ритмах развожу огонь в камине.
Мой дом пустой, но комнаты не стынут:
Звенит моя мелодия в огне.

А в роднике - чистейшая вода,
И вьется змейкой тропка у порога.
Осталось подождать совсем немного,
И пустота исчезнет навсегда.

Неважно, через день иль через век,
Мой дом откроет шелковые двери,
И ты войдешь, мелодии поверив.
...А где-то будет падать белый снег,

И заметет дорогу в никуда.
Согрето сердце песнею камина.
Мой дом пустой, но комнаты не стынут -
Над крышею горит твоя звезда.


Стихи вне циклов

БАЛЛАДА О ТРЕХ ЗВЕЗДАХ

Прозрачный лес над голубым холмом
В заснеженном молчании уснул.
Я заблудился в сумраке ночном
И путь не мог найти в свою страну.

И замер я в предчувствии беды,
Отчаянье мне стискивало грудь.
Но в небесах сияли три звезды
И путнику указывали путь.

Одна из них пылала, как пылал
Огонь творенья на заре времен.
Как раскаленный добела металл,
Она прожгла застывший небосклон.

Живая ртуть дрожала в вышине -
Живая страсть средь мертвых облаков...
И сердце билось резче и сильней
И разгоняло стынущую кровь.

Вторая красноватою была,
Но не багрово-адовым огнем:
Она была, как искорка, светла,
Заброшенная в небо очагом.

Сияющий и ласковый огонь
Чуть улыбнулся мне издалека,
И тонкий луч, упав мне на ладонь,
Согрел ее, как теплая рука.

А третья, золотистая, как мед,
Что пчельник собирает поутру,
Светила и звала меня вперед,
И понял я, что все же не умру.

Что не замерзну в роковой тиши,
И не убьет меня коварный враг...
Отчаянье исчезло из души,
И легче сделать следующий шаг.

Да, я давно о звездах позабыл,
А эти - словно знали обо мне:
Три имени, три боли, три судьбы.
И три звезды, горящих в вышине.

А за холмом, в утоптанном снегу,
Ждала меня знакомая страна.
И я пришел к родному очагу,
И мне назвали эти имена.

В память о тебе, Феанор,
В память о тебе, Фелагунд,
В память о тебе, Фродо.

Славься же в веках, Феанор,
Света и добра, Фелагунд,
Доброго пути, Фродо.


***

Воин, философ,
Целитель, поэт...
Вечных вопросов
Истрепанней нет.
Вечное чудо -
И вечная стать:
Как же я буду
Другим объяснять?
Как же я встану
С тобой наравне?
Старые раны
Откроются мне.
Мне ли по силам
Уменьшить их боль?
Верно, так было -
Поверить позволь.
Ветром и светом,
Водой и травой,
Верой и летом,
Судьбой и весной,
Смехом и песней
В рассветных лучах -
Пусть он воскреснет
В неловких словах...
Будет ли? Нет ли?
Мне страшно молчать.
Времени петли
Так трудно сплетать.
Только любовью
Окрасится путь.
Не прекословлю.
Скажи что-нибудь...


РАЗГОВОРЫ ФИНРОДА С ВЕТРОМ

1.

Я по узкому лезвию света
между тьмою и тьмою пройду.
В лепестках уходящего лета
Позабуду родную беду.

Протяну в бесконечности руку -
Уходя, возвращайся! Скорбя...
Позабуду и муку и скуку,
Но одно сохраню - для тебя:

Золотистую память малины,
Запах озера, ветер долин...
Уголек затухающий стынет.
Остаешься один - не один.

Ветерок зашумит ураганом,
Улетит в беспросветную тьму...
Я стихиям перечить не стану.
Никому не скажу - почему.


2.

Я стою у белого причала.
Я смотрю, как прежде, на восход.
Время начинается сначала,
И опять звезда в ночи упала,
И рассвет засветится вот-вот.

Замолкают дремлющие птицы,
Голос ветра слушают, дрожа...
Можно ненароком оступиться,
Можно так шагнуть - и так забыться -
Что пройдешь по лезвию ножа.

Краткий шаг - не видеть, не споткнуться,
Не пройти и не шагнуть назад...
Как же я хочу не обернуться,
Как же я хочу к вам всем вернуться,
Видеть ваши лица и глаза.

Только нет пути по бликам света
Для того, кто так ушел, как я...
Я коснусь тебя рукою, ветер,
Попрошу тебя, мой теплый ветер,
Передай любовь мою друзьям.

Буду ждать я на причале сонном
У начала Млечного Пути...
Я - творец видений беззаконных,
Провозвестник Арды Возрожденной -
Тот, кому обратно не прийти.


Назад